В РИАЦ обсудили фальсификацию истории

В РИАЦ обсудили фальсификацию истории

18 июля 2019 года в региональном информационно-аналитическом центре (РИАЦ) состоялся круглый стол на тему противодействия фальсификации истории, в котором приняли участие известные волгоградские эксперты, общественники, представители медийного сообщества, молодежных и патриотических организаций. Мероприятие было приурочено к памятной для нас дате – 17 июля – начало Сталинградской битвы. Основанием для встречи явилась очередная информационная атака со стороны западного медиа-сообщества в отношении истории Великой Отечественной и Второй мировой войны.
Следует отметить, что проблемы информационной войны уже неоднократно обсуждались на круглых столах в РИАЦ. Эта тема очень актуальна не только на региональном, но и федеральном уровне, и реакция высших должностных лиц исполнительной и законодательной власти России на информационные выпады тому яркое подтверждение.
Антон Лукаш, заместитель председателя общественной палаты Волгограда, назвал остро актуальными причины, по которым собрались эксперты –   это ряд публикаций в иностранных СМИ: “О чем идет речь? Немецкий журналист Свен Феликс Келлерхоф, ведущий редактор исторического раздела немецкого издания «Де Вельт», опубликовал статью, в которой призвал признать танковое сражение под Прохоровкой 12 июля 1943 года в ходе оборонительной фазы Курской битвы, как бы не состоявшимся. Сказал, что никакой победы Красной Армии там не было, и, не остановившись на этом, призвал снести памятник, установленный в память погибших советских воинов. То есть у нас, на территории нашей страны он предложил снести памятник нашим героям. Давайте только вдумаемся в это!

Памятник павшим воинам в мемориальном комплексе «Прохоровское поле»

https://ru.wikipedia.org/wiki/Сражение_под_Прохоровкой

И это еще не все. Английское издание «Дейли мейл» сравнили «Юнармию» с гитлерюгендом. То есть наше движение, организующее и развивающее детей на базе традиционных культурных ценностей нашего общества и исторической памяти, сравнили с  молодежной нацистской агрессивно-наступательной организацией, которая готовила из детей и подростков нацистов для  “Третьего рейха”.
Подобные заявления, естественно, вызывают соответствующую реакцию руководства страны, общественных организаций. К примеру, министр культуры Владимир Мединский сравнивает публикацию по Прохоровке с попытками нацистских генералов 50-60-х годов 20-го века «выиграть войну в мемуарах». С учетом принятия  ООН в декабре 2018 года резолюции по недопущению героизации нацизма, переписывания истории, ревизионизма и реваншизма, которую поддержали более 130 государств мира, подобные публикации не могут не вызвать широкий резонанс. И сейчас Общественная палата России в связи с призывом немецкого журналиста готовит обращение в Совет Безопасности ООН по очередному факту фальсификации истории».
Анатолий Сологубов, главный редактор информационного агентства «СОЦИНФОРМБЮРО»: «По мнению немецкой стороны и ее союзников, Сталинградской битве и в целом войне в России уделяется слишком много внимания. Этот немецкий историк, предлагавший снести памятник в Прохоровке, хотел бы, чтобы журналисты всего мира говорили о других событиях войны, о других сражениях, о том, в каких нечеловеческих условиях приходилось выживать мирному населению советских республик. Но он не говорит ничего о том, по чьей вине мирному населению этих республик пришлось все это пережить.
Мы – потомки тех людей, которые пали, защищая Сталинград и нашу Родину, будем и дальше защищать историческую память и не позволим вот так просто выступать с заявлениями о сносе памятников нашим героям.
Мы также не хотим и не допустим, чтобы наши дети изучали ложную, политически выгодную отдельным кругам историю. Хочется отметить, что подобными действиями занимается не только печально известный «Народный союз Германии по уходу за воинскими захоронениями» – есть множество различных немецких обществ, которые пытаются заходить в наши образовательные учреждения, приглашать наших школьников и студентов в Германию для обучения «культуре памяти» в стиле «Коли из Уренгоя».
В прошлом году посол Румынии, принимая участие в церемонии перезахоронения румынских военнослужащих на мемориальном кладбище в Россошках, назвал их невинно убиенными героями. Если они невинно убиенные, то где-то есть убийца, и если убил советский солдат, то получается, что нашего защитника своей земли обвиняют в том, что он преступник, а агрессора называют невинно убиенным, да к тому же и героем?!
Наша редакция направила несколько обращений, запросов послу Румынии в РФ, в МИД Румынии. Прошло три месяца – ответов, извинений, пояснений позиции не получено.
Аналогичная ситуация сложилась и после попытки установки в Волгоградском аэропорту памятника нацистскому зенитчику Штраусу. Лоббировал этот проект небезызвестный волгоградцам Кристиан Хольц. Прошло уже больше года, Хольц  дает интервью, требуя, чтобы этому вопросу не уделялось внимания. То есть, он готов общаться только, если не будут задаваться вопросы по Штраусу.
Что это значит? Это значит, что имеем дело с целенаправленной линией, цель которой, если говорить простым языком – отнять нашу Победу, извратив историю, нивелировать роль советского солдата, роль СССР, освободившего Европу и, собственно, весь мир от нацизма.
Вот какая цель преследуется, и мы должны давать себе отчет, что и зачем происходит.
Все эти странные выходки нашли очень жесткую и, самое главное, массовую общественную оценку, огромное количество комментариев и обращений.
Мы уведомили МИД России о направлении запросов румынским дипломатам. Реакция МИДа была положительной, нам пришли официальные письма, в которых сообщили, что после инцидента в Россошках Посол Румынии Василе Соаре был приглашен в МИД РФ для проведения разъяснительной беседы.
Пока что от румынских дипломатов мы не видим реакции, вместе с тем, они больше не выступают пока с аналогичными заявлениями.
Вот такая победа на нашем информационном фронте.
Опасность лжи в том, что западная, немецкая молодежь, которая войны не видела и не знает, что такое разрушенные города, разоренные деревни, убитые на глазах у родителей дети, может оказаться беззащитной против вируса нацизма.
Своими публикациями политизированные квазиисторики внушают молодежи, что, мол, это просто русские пытаются на нас давить, опять бряцают оружием и говорят, какие они молодцы, а мы получается не молодцы, ну как это так?
И поэтому сейчас мы видим, что зреют и проявляются реваншистские настроения”.
Антон Лукаш: «Практически одновременно с выходом публикации о Прохоровке Енс Веннер, немецкий историк, сотрудник военно-исторического музея Бундевера, в интервью “Дойче Велле” сказал: «О Сталинградской битве часто говорят, как о сражении, которое решило исход той войны. Но это не совсем так. Не было в ходе Второй мировой войны одного-единственного решающего сражения. Война носила столь массовый характер, что выделить что-то одно вряд ли возможно. Если и приписывать какой-либо из битв столь большое значение, то говорить нужно, прежде всего, о битве за Москву: немцам тогда не удалось завоевать новые территории и не удалось получить доступ к сырьевым базам… Но заметно больше повлияли воевавшие против Германии союзники, что в итоге и решило исход войны».
Очевидно следующее – сначала мы слышим румынского посла о невинно убиенных агрессора, потом венгерский правительственный аккаунт называет героями солдат армии захватчиков, до этого мы стали свидетелями отвратительной истории с «Колей из Уренгоя», сейчас появляются статьи о Прохоровке и Сталинграде.
Логика очень простая – из разных рупоров льется одно и то же.
Мы видим очень грубую и примитивную технологию  газлайтинг, по сути это психологическое насилие, задача которого – заставить человека сомневаться в своей памяти и адекватности восприятия, разрушив эмоциональную стабильность.
И мы видим, что эта работа теперь ярко выражена и направлена, в первую очередь, на молодежь.
Но ее инициаторы не понимают, что они имеют дело с высококультурным и духовным народом, который умеет и защищает свою историческую память”.
Дмитрий Антонов, руководитель центра военно-спортивной и конной подготовки «Щит»: «Деятельность возглавляемой мною организации направлена на передачу крупиц исторической памяти, полученных нами от живых свидетелей военных лет, архивных материалов и т.д. Мы хотим, чтобы подрастающее поколение было воспитано именно на основе объективной, исторически выверенной информации».
Антон Лукаш: «Показателен опыт Калуги, где германо-российское общество дружбы в Тюрингии, реализовывало культурный проект с калужскими студентами в рамках взаимодействия города Калуги и города-побратима Зуля. Ректор Калужского государственного университета Максим Казак сообщил в интервью телеканалу Россия 24: «Нашим девочкам стали подсовывать тексты, которые они должны были прочитать, смысл текста сводится к тому, что во время Великой Отечественной – для нас и Второй Мировой – для Германии воевали два деспотических тоталитарных режима, и победа Советского Союза над фашистской Германией ставилась под сомнение, потому что вот якобы два режима схватились и от всей этой бойни все пострадали. Вот такие расставлялись акценты, и у нас сложилось такое впечатление, что мы как бы становимся пешками в этой игре».
Очевидны факты, которые говорят, что с нашей молодежью работают с определенными целями, которые надо прямо называть – построение переконструированной истории и переформатирование системы ценностей.
В конце июля в рамках взаимодействия к нам в Волгоград опять приезжает делегация немецкой молодежи, которая будет «взаимодействовать» с волгоградскими сверстниками.
Нам необходимо пристальное внимание и общественная оценка содержания этого сотрудничества, так как сейчас мы ясно видим, что под словами о примирении, о культурном взаимодействии реализуются технологии по переконструированию сознания через изменение исторической памяти.
Сотрудничество необходимо и хорошо, но с контентом следует работать, должна быть общественная экспертиза со стороны ученых, историков, социологов, психологов, представителей медиа-сообщества, молодежных и патриотических организаций.
Отмечу, что руководитель поискового движения России, член Общественной палаты РФ Елена Цунаева также отреагировала на публикацию о сражении под Прохоровкой: «События Второй мировой войны – это память не только о политическом противостоянии, это ответ на вот эти тезисы, мы помним, это была война против человечности, в частности про Прохоровку, место поклонения на Прохоровском поле в первую очередь носит духовный смысл, сотни тысяч людей приезжают сюда почтить память павших. Если бы автора этой публикации интересовали не рейтинги, а историческая правда, он, наверное, отправился бы на научно-практическую конференцию, где его посыл потерпел бы фиаско, ведь весь смысл умозаключения – снести памятник – не выдерживает никакой научной критики».
Алексей Новиков, директор ГУ «Волгоградпатриотцентр»: «Мы занимаемся как раз практикой, профилактикой противодействия экстремизму. Обсуждаемые явления, на мой взгляд, являются именно экстремистскими проявлениями. Мы много говорим о Хольце и его «проектах». Я задам один простой вопрос: кто эти люди, которые ему здесь помогают? Найдите ответ – и перестанут возникать вопросы к Хольцу. Все эти люди обычно работают, занимают конкретные должности и т.д. Мы занимаемся международкой уже не первый год, аккредитованы от ресурсного центра международного, всероссийского МИДа, знаем все подноготные течения, которые появляются среди иностранцев, как они заходят, через кого. Вот дети, которые сейчас приезжают в Волгоградскую область – это просто дети, немецкие дети, но вокруг них – эти проекты, и все это –  входной билет в нашу страну и область. С таким входным билетом определенные деятели попадают в вышестоящие кабинеты и говорят – вот смотрите, хорошо же, а давайте мы сделаем такой-то проект, поставим памятник и так далее, а вам сейчас дадим грант для вашего ребенка. Чтобы вы были в курсе, грант на студента – 50 тыс. евро, он выделяется одним из немецких фондов, бюджет которого составляет сотни миллионов евро в год. Эти средства выделяются на внедрение «демократии» среди молодежи стран постсоветского пространства. Работают там отставники немецких спецслужб. Я это знаю не понаслышке, я работал с ними, до скандала, который произошел в Берлине.
В течение трех лет, с 2016 года, немецкая сторона активно приглашала меня как руководителя организации в Германию. Приехав, я попросил показать программы коллег, их методику работы с молодежью. Выяснилось, что в Германии нет понятия «патриотизм», оно запрещено после нацисткой Германии. Вместо этого проводится “социальное воспитание” или “обучение демократии”, в рамках которого реализуются проекты, направленные на формирование – подчеркну – эмоционального восприятия событий Второй мировой войны.
У нас был гид Артем из Санкт-Петербурга, который сообщил, что получает 50 тысяч евро на проживание и обучение в Германии за то, что создал группу в социальных сетях среди молодежи, где постил фотографии, информацию, дискредитирующую военачальников и политическое руководство Советского Союза во время блокады Ленинграда. Перед немцами он позиционирует себя как активный оппозиционер власти. И вот он выиграл несколько грантов и теперь говорит: «А зачем мне жить в этой России, это милитаризированная страна».
Руководитель гида Артема, немец по имени Роман, в разговоре со мной сообщил, что служил в разведке в звании капитана, и сейчас он – общественник, курирует молодежные международные проекты, в том числе с Россией.
При навязывании штампов о «российском милитаризме» интересно было наблюдать технологии манипуляции сознанием именно в Европе, в Берлине. К примеру, в музее гестапо историк, доктор исторических наук рассказывает, о том, что освободил Берлин не СССР, а именно Украина, опираясь при этом на название «Первый украинский фронт». Стоишь, слушаешь эту дикость и тихо дуреешь от этого маразма…
Далее мы посетили музей, расположенный в одном из подвалов Берлина.
Русскоязычный немец-гид, представленный нам, как бывшая политическая жертва из Советского Союза, проводил нам экскурсию. Суть экскурсии заключалась в следующем. В период войны у гестапо в этом помещении была столовая для вдов нацистов и их детей. Когда Берлин был освобожден, в данном подвале НКВД создали тюрьму для нацистских преступников. И вот этот гид рассказывал нам, что «узники» этой тюрьмы называли ее подводной лодкой. Гид представлял это помещение «кошмарным заведением», без вентиляции и окон. Что 46 узников в одиночных камерах в течении полутора лет тут заживо гнили, и это просто кошмар. На наш вопрос, а что это за узники, и когда они сидели, гид ответил – с 1946 по 1948 годы, политические узники. Мой вопрос, а какие политические узники у Советского Союза могли быть в Берлине в 1946 году и кто это такие, поставил гида в тупик, и он представил нам проспект этой тюрьмы, в котором было написано, что это спецтюрьма для военных преступников, нацистов и т.д. То есть, посетителям музея рассказывают об «ужасах», которые пережили эти нелюди в руках НКВД, называя их при этом политическими жертвами. Вот это и есть манипуляция сознанием”.
Антон Лукаш: «Получается, вот такую картину нам рисуют. Одни союзники нацистов были невинно убиенными и героями, а сами нацистские палачи – политические жертвы, которые страдали в тюрьме. И во всем виноват сталинский режим. И не было никаких героических побед Красной армии и всего советского народа под Прохоровкой, Сталинградом, Ленинградом – все это якобы незначительные события в мировой истории».
Алексей Новиков: «Со мной в Германию ездил Ярослав Князев, руководитель регионального отделения «Бессмертного Полка», он не вытерпел и задал вопрос гиду – а как вы стали политической жертвой, за что сидели? Экскурсовод ответил, что был физиком-ядерщиком, принимал участие в строительстве АЭС, хотел сбежать за рубеж, но ему не дали: “Меня поймали, посадили на три года, а затем обменяли на кого-то”. В ответ мы ему сказали, что получается, что он обыкновенный предатель Родины, а не политическая жертва. Советский Союз дал этому человеку образование, трудоустроил на престижную работу, а он элементарно пытался продать государственные секреты, его задержали, и он называет себя политически репрессированным.  После этого, у нас случился небольшой скандал из-за этого, он обиделся после наших прямых слов и ушел. К нам вышел директор этого музея и критически высказался по этому поводу, мол, вам предоставили гида, он пожилой человек, а вы его обидели. На что мы заявили, что он сам все рассказал, а на правду как можно обижаться, и уж тем более рассказывать посетителям явную ложь, ведь в музее есть все необходимые документы, и наверняка руководство музея смотрит  и архивы, и личные дела.  А директор музея в ответ на это, глядя нам в глаза, выдает такую фразу: “У нас не принято смотреть исторические факты, мы передаем в истории эмоции”.
То есть, понимаете, вот оно в чем дело! У них целенаправленно целыми автобусами завозят школьников Германии, и они все ходят со слезами на глазах. А я подумал, да что они тут увидели – простые бетонные стены, вот если они смогли увидеть ужасы того, что натворили их предки на оккупированных территориях СССР…
Они для чего это показывают, транслируют? Для манипуляции сознанием. И далее в той части экскурсии, когда они хвалились своей работой – нам показывали памятник жертвам Холокоста, памятник жертвам-цыганам, памятник там даже есть гомосексуалистам, погибшим в годы Второй мировой войны. А мы задаем вопрос – а где памятник жертвам геноцида славянских народов?
И тут повисает тишина. Немцы говорят: “Какого геноцида?”.
Мы заявляем: из 27 миллионов убитых граждан Советского Союза боевые потери составили примерно половину. Остальное – это потери в концлагерях, трудовое рабство и просто карательные акции на оккупированных территориях. Это зафиксированные факты, то есть это чистый геноцид жителей, населения советских городов и деревень. Вы говорите о малых народностях, гомосексуалистах и так далее, ставите им памятники, а где у вас памятник многочисленным жертвам нацизма, миллионам погибших славян?
В настоящее время, насколько мне известно, в организационном комитете «Победа» Еленой Цунаевой как раз была инициирована это тема, и сейчас начинается ее проработка – это тема признания факта геноцида славянских народов. Потому как эти факты были – сожженные в амбарах дети, матери, своими руками копающие могилы для своих детей и так далее. Есть огромное  количество фотофактов, которые использовали в том числе на Нюрнбергском процессе, там есть и видеохроника, не только свидетели. Эти факты,  которые  пытаются даже сейчас замолчать, полностью разрушают версию о нацистах – «невинно убиенных героях». Этот “невинно убиенный”, высылая письмо домой, своей семье, прилагает к нему фотографию,  как  стреляют в затылок девчонкам-медсестрам. Или фотографию расстрела в Бабьем Яру раздетых донага женщин и детей, на которой мать пытается прикрыть дочку своим телом от выстрелов. Этого “героя”  нашли, он был участником Нюрнбергского процесса и получил по заслугам.
А сейчас Европа пытается показать, что это наш солдат пришел, потоптался в Европе, все испортил, сломал игрушки красивые и ушел, оставив после себя “страшный кровавый режим советской власти”. Через манипуляцию сознанием это сейчас активно пытаются внушать, в том числе и нашей российской молодежи.
Поэтому нужно контролировать все реализуемые проекты, их содержание, которые на первый взгляд с внешней стороны могут быть очень «привлекательны».
Антон Лукаш: «Получается,  за реализацией молодёжных проектов стоят совершенно конкретные структуры, элемент “мягкой силы”. Разговаривая с германской стороной, с представителями народного союза Германии по уходу за воинскими захоронениями, мы довели до них одну простую мысль, что все эти технологии, сколь ни блестяще их пытаются организовать, прописаны на 1-2 курсе в учебниках по менеджменту или по социологии. Дело в том, что все равно ложь всегда заканчивается плохо. Вот это надо хорошо понимать. И, самое главное, что если раньше она заканчивалась плохо только для тех, кого обманывали, то в современном информационном обществе бумеранг работает на 100%. Мы разъяснили немецкой стороне опасность – как можно через реваншизм и через возрождение нацизма пробудить и возбудить сильнейшее радикальное экстремистское движение у себя в Германии и в Европе, которое буквально представляет из себя пороховую бочку с учетом большого количества мигрантов в этих странах.
Анастасия Шейкина, руководитель общественной организации «Волонтеры Победы»: «Мы сегодня затронули серьезную проблему, и наше общественное движение привыкло действовать не словом, а делом. Я считаю, эту проблему надо решать, в первую очередь, конечно же нам, как представителям организаций, которые непосредственно работают с молодежью. Как ее можно решить? Конечно же, через взаимодействие с молодежью.
Наша организация по всей России сейчас охватывает более 200 тыс. молодых людей, и мы как никто знаем, что молодежь сейчас следует современным трендам – развитие диджитал. Следуя информационной повестке, наша организация развивает те основы, на которых выросло поколение предыдущее, поколение ветеранов, чтобы мы ценили нашу историю, смогли сохранить и передать историческую правду. В этих целях у нас и реализуются некоторые проекты. Один из них – «Моя история», в рамках которого молодые люди, работая в архивах, могут найти реальную историю своей семьи, составить генеалогическое древо и понять, кем работал их прадедушка, как воевали их дедушка или бабушка. Мы помогаем ветеранам в решении социально-бытовых проблем, а самое главное – общаемся с ними. К сожалению, они уходят и, пожалуй, мы последнее поколение, которое может с ними общаться, получить ту честную информацию о далеких событиях, о том, как они все это переживали. Потому что когда ты узнаешь информацию из каких-то источников, это одно, а когда ты это слышишь о реальных событиях из уст их очевидцев и участников, это совсем другое, воспринимается по-другому. И опять же, через эмоции…Может быть, поэтому и иностранные организации заходят именно через эмоции. У нас есть еще проект по благоустройству памятных мест и воинских захоронений. Поэтому для нас очень кощунственно слышать то, что какой-то памятник хотят снести. Нашими волонтерами движут искренние душевные порывы, мы хотим преображать эти памятники, убирать, реставрировать их, но ни в коем случае не сносить и не менять историю, связанную с этим памятником.
Наша организация, следуя современным трендам, к 75-летию Победы в Великой отечественной, сейчас создает международную команду волонтеров, которые будут сопровождать ключевые мероприятия празднования данного события. Набирая команды по странам – а мы это делали в течении 2 лет – мы стакивались с тем, что современные люди в других странах не относятся к Победе так, как относимся мы в России. В процессе общения с немецкими сверстниками постоянно слышим упреки в свой адрес – давайте говорить о мире, почему вы всегда вспоминаете войну. Но мы всегда возражаем – без прошлого нет будущего. А из прожитого надо всегда извлекать уроки, для того, чтобы впоследствии не повторились те страшные события.
Мы гордимся тем, что Президент России объявил 2020 год годом Памяти и славы. Надеюсь, что мы сделаем все, чтобы сохранить историческую правду и память”.
Антон Лукаш: «У нас молодежь это прекрасно понимает: единственное, что нужно сделать – защищать историческую память и правду, называя вещи своими именами. Есть отдельные узкие группы людей, которые, как мы видим, “сидят” на хороших грантах, и конкретно занимаются тем, чтобы на основании грубых технологий манипулирования сознанием изменить наше восприятие истории и реальности под определённый политический и экономический заказ. Приведу слова официального представителя МИДа России Марии Захаровой, которая в интервью «КП» в эфире сказала в связи с реакцией на Прохоровку: “Мы много раз слышали эту концепцию: давайте не говорить, не участвовать. Вы понимаете, что будет, если мы вообще не будем говорить? Через пару лет нам расскажут, что мы несколько раз начинали мировые войны, что мы разрушали Европу”.
Анатолий Сологубов: «Я как медийщик хочу обратить внимание коллег на то, что помимо официального представителя МИД и Общественной палаты РФ, свою реакцию проявили и высшие органы законодательной власти страны. Так, в ряде федеральных изданий отмечено, что тему искажений исторических событий собираются поднять на заседании временной комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела РФ уже осенью этого года. В Госдуме приступили к еще более решительным действиям – председатель комитета по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Михаил Дегтярев внес на рассмотрение законопроект, в котором предлагается устанавливать таблички с надписью: «Кто к нам с мечом пришел, от русского меча погиб» у могил иностранных военных, сражавшихся против Российской империи или СССР».
Также показательны комментарии к данным публикациям. Наиболее яркие хотелось бы привести: «Он его ставил, чтобы сносить? И хватит блеять, как овцы и оправдываться, кому и за что мы ставим памятники. Попытки ревизионизма подвести под экстремизм, и «брать за задницу» любого, подвергающего сомнению акценты, четко расставленные Нюрнбергом. Не нравится – пинка, в России им делать нечего».
В завершении мероприятия процитирую выдержку солидарного с Захаровой федерального издания, не обошедшего обсуждаемую тему: «Нельзя оставлять действия наших зарубежных друзей без внимания. Говорите, пишите, высказывайтесь. Главное – не молчите. Чем сильнее наша реакция, тем меньше у искателей «исторической правды» шансов хоть на малейший успех».
Антон Лукаш: «Абсолютно согласен. Мало это понимать, нужны активные информационные действия, молчать действительно уже нельзя. Всегда помните мудрость: «промолчи – попадешь в палачи» – палачи собственной истории, собственного будущего и будущего своих детей. Мы это видим, и у нас есть практика защиты исторической правды при помощи и при взаимодействии общественных, ветеранских организаций, региональных властей и всех неравнодушных жителей региона”.

Наш корр. По материалам сайта ИА “РИАЦ” (http://riac34.ru)

Добавить комментарий

Войти с помощью: